INLINE Technologies
Eng

Публикации

CNews Analytics, обзор «ИТ в органах государственной власти 2009»

Сергей Хрупов: «Работа с государственным заказчиком – это профессия компании»

Сергей Хрупов На вопросы CNews ответил коммерческий директор компании INLINE Technologies Сергей Хрупов.

CNews: В последние годы наблюдается усиление внимания руководства страны к процессу информатизации. Приняты Концепция формирования в РФ электронного правительства до 2010 года, Стратегия развития информационного общества в РФ. Президент России регулярно проводит совещания, посвященные вопросам внедрения ИТ в деятельность государственных ведомств. Какое влияние – и в чем оно выражается – оказывают процессы информатизации госорганов на развитие отрасли информационных и коммуникационных технологий в России?

Сергей Хрупов: Государственные органы, выступая в качестве заказчика для компаний отрасли и формулируя задачи, в выполнении которых им нужна помощь ИТ-компаний, задают вектор развития тех или иных направлений.

Понятно, что сегодня для массовой автоматизации государственных органов требуется довольно большое количество технологий, и в частности технологий по созданию прикладных программных средств. Кроме этого, обозначен курс на использование программного обеспечения с открытым кодом. И компании, работающие на ИТ-рынке для государственных органов, конечно же, это все воспринимают и пытаются отреагировать адекватным образом, т. е. наращивают экспертизу именно в тех технологиях, которые наиболее востребованы. В качестве примера приведу нашу компанию. Мы достаточно активно развиваем экспертизу в бизнес-приложениях, которые требуются для автоматизации государственных услуг. Мы понимаем, что в настоящее время все более насущной становится автоматизация внутренней и внешней деятельности государственных ведомств. Сейчас нужны уже не просто порталы, информирующие об органе государственной власти, а средства, которые позволяют автоматизировать предоставление государственных услуг с соблюдением процедуры прохождения информации как снаружи, так и внутри ведомства: от ввода гражданином информации, его авторизации, идентификации до получения им документа в электронном виде. И здесь достаточно важным инструментом являются среди прочих системы электронного документооборота, в которых мы также развиваем экспертизу.

Так что не будет преувеличением сказать, что процессы информатизации государственных органов достаточно сильно влияют на технологический выбор ИТ-компаний, на выбор того, какие еще услуги, помимо построения ИТ-инфраструктуры, им необходимо добавить в свой портфель решений. А это в свою очередь имеет непосредственное влияние на развитие всей отрасли информационных и коммуникационных технологий в нашей стране.

CNews: Как вы оцениваете современный уровень информатизации государственного сектора? Какие основные проблемы вы могли бы обозначить в этой области?

Сергей Хрупов: Несмотря на то, что сегодня очевидна тенденция к повышению информатизации в государственных ведомствах, уровень автоматизации остается крайне низким. Конечно, государственные органы стали более восприимчивы к идее автоматизации той или иной своей деятельности. Я бы даже сказал, что стала зарождаться культура использования средств автоматизации. Безусловно, есть и тенденция к созданию внешнего представления различных федеральных ведомств в Интернете, созданию ведомственного портала. Однако здесь возникает вопрос: каково назначение такого портала? С точки зрения информирования населения многие ведомства решают его достаточно хорошо. А вот с точки зрения автоматизации предоставления каких бы то ни было услуг гражданам и бизнесу он, на мной взгляд, решается не очень успешно. И здесь дело не в отсутствии возможностей автоматизации – у автоматизации хватает инструментов, чтобы технически выполнить большое количество задач по работе с населением и бизнесом. Но пока крайне не хватает нормативной базы, которая могла бы обеспечить легитимность этого процесса, сделать обмен информацией между гражданином и правительством в электронном виде законным.

Мало того, как правило, для оказания какой бы то ни было услуги от физического или юридического лица требуется сбор первичных справок и получение в ответ на эти справки какого-то другого документа. Нередко в этом процессе задействовано не одно ведомство, не один орган управления – не важно, федеральный или муниципальный или субъекта Федерации, – а сразу несколько. И это межведомственное взаимодействие находится, на мой взгляд, в зачаточном состоянии.

Развитию информатизации федеральное правительство уделяет все большее внимание, и в лице Министерства связи и массовых коммуникаций, и в лице МЭР РФ. Эти министерства уже много лет формируют и выполняют федеральную целевую программу «Электронная Россия». И хотя эта работа заметна в отрасли, до практических результатов для граждан страны, на мой взгляд, еще достаточно далеко.

Справедливости ради надо отметить, что сегодня некоторые ведомства, когда задача достаточно специальна и локализуется в рамках общения клиент – ведомство, используют автоматизацию вполне успешно. Так, например, налоговые органы собирают сейчас информацию от юридических лиц некоторым автоматизированным путем. Это большой шаг вперед. Тот же Пенсионный фонд обладает определенными возможностями по обмену информацией в электронном виде со своими контрагентами. Но в общем и целом решение задачи автоматизации органов государственной власти далеко от завершения.

CNews: Какие решения, на ваш взгляд, могли бы оказать существенное позитивное влияние на процесс информатизации государственного сектора?

Сергей Хрупов: Прежде всего, необходимо усовершенствовать нормативно-правовую базу. Существующие документы очень пространные, практически отсутствуют жесткие регламенты выполнения государственными структурами своих обязанностей по отношению к гражданам страны. Согласитесь, что эти меры не лежат в плоскости информационных технологий, а являются организационными, т.е. мерами по преодолению управленческого ступора, к которому стремится любая бюрократия, а российская особенно.

Надо сделать использование ИТ-инструментов обязательным вплоть до первых лиц государства. Это должно быть модным, престижным и необходимым как воздух. Следует создавать регламенты, описывающие, как государственные учреждения обязаны предоставлять услуги гражданам, задающие параметры предоставления той или иной услуги, а не просто декларировать, что услуга должна быть электронной. Ведь регламент – это всегда ограничение, например, по времени, составу.

Если государственные органы, обслуживающие население по разным вопросам, будут действительно обязаны предоставлять информацию и обеспечивать граждан своими услугами в определенное время, с надлежащим качеством, это, безусловно, подтолкнет их к автоматизации. Необходим также соответствующий контроль над выполнением этих регламентов. Такая нормативная база, на мой взгляд, достаточно сильно помогла бы развитию информатизации государственного сектора.

Как обязать чиновников использовать инструменты автоматизации, если все документы, которые сейчас узаконены, «бумажные», с подписью и печатью? Ответ очевиден: надо электронный документ приравнять по легитимности к бумажному. Это сделать достаточно сложно, но тем не менее сделать необходимо.

В нашей стране государство диктует правило общения с ним. И если, скажем, аппарат Правительства перестанет от министерств принимать бумажные документы, бумажную отчетность, бумажные запросы и ответы, а начнет принимать только электронные документы, тем самым он заставит их использовать средства автоматизации. Это в свою очередь приведет к тому, что нижестоящие учреждения, а также граждане и организации будут использовать инструменты автоматизации.

На самом деле большая часть услуг, предоставляемых государством гражданину и бизнесу, – это обмен информацией. Не более того. Вся услуга заключается в том, что одна информация принята, а другая – выдана обратно. Например, для того, чтобы получить, регистрацию по новому месту жительства, гражданину надо в одних государственных учреждениях собрать какое-то количество справок и принести их в другое государственное учреждение. Но все эти сведения и так находятся в государстве! И часто гражданин выступает своего рода транспортной сетью, по которой передаются справки из одного места в другое. Хотя, безусловно, это дело самого государства – обеспечивать информационный обмен внутри себя, а не использовать гражданина или организацию для передачи информации.

CNews: ФЦП «Электронная Россия» вступает в заключительную фазу, и основной целью ее последней редакции является построение «электронного правительства», а именно повышение доступности государственных услуг для населения и организаций, качества государственного управления, подотчетности органов государственной власти для граждан, а также уровня профессиональной подготовки работников органов государственной власти в сфере ИКТ. Как вы оцениваете уровень готовности государственных ведомств к «электронному правительству»? И, с другой стороны, насколько население страны готово к переходу на электронные способы взаимодействия с государством?

Сергей Хрупов: На текущий момент меньшая часть населения страны готова к переходу на электронные способы взаимодействия с государством. Но эта часть стремительно растет. Думаю, не ошибусь, если скажу, что через 3–5 лет 50% трудоспособного населения может быть к этому готово.

Готовность же государства много ниже. И не из-за низкого уровня профессиональной подготовки работников органов государственной власти в сфере ИКТ. В среднем он, я полагаю, не намного ниже, чем у управленцев в других сферах.

Сейчас происходит объективная смена поколений, т.е. поколения, которое не привыкло пользоваться различными электронными инструментами, на поколение, которое имеет соответствующее образование, привыкло и хочет пользоваться компьютером, электронной почтой, Интернетом, использовать безбумажный документооборот. И нынешний президент, безусловно, задал этому тон. Его команда более молодая, более прогрессивная. И мы это видим. В ряд ведомств пришли новые руководители, новые специалисты, новые персоналии, которые готовы по своему мироощущению к внедрению электронных вещей. Конечно же, это позитивно.

Но до сих пор не все федеральные органы власти полноценно оснащены хорошо работающими средствами ИТ-инфраструктуры. Что уж говорить о региональных и муниципальных ведомствах! Да, в целом степень автоматизации повысилась за последние 5–7 лет, но не достигла еще того уровня, когда все государственные органы готовы оказывать услуги в электронном виде, т.е. переходить к «электронному правительству».

По-прежнему существует та же проблема, что и раньше, – недостаток ИТ-специалистов в органах государственной власти, особенно в федеральных. И понятно почему. Относительно рынка заработная плата в госорганах существенно ниже, чем в коммерческих компаниях. Скажем, начальник ИТ-управления банка и начальник управления информационных технологий в федеральном органе имеют несоизмеримо разные зарплаты. И про это нельзя забывать. И так же – ниже по вертикали. Рядовые ИТ-специалисты, работающие в федеральных ведомствах, менее оплачиваемы и, соответственно, менее квалифицированы, менее подвижны, менее энергичны и в конце концов менее эффективны, нежели специалисты в том же банке. При этом понятно, что банк является полностью автоматизированным учреждением, иначе он просто не может существовать. И автоматизирован он не только внутри, но и вовне. За последние 3–5 лет мы привыкли к тому, что банки предоставляют свои услуги в электронном виде. Мы привыкли к тому, что есть банк-клиент для обслуживания юридических лиц, те же пластиковые карты и Интернет-банкинг, есть информирование о состоянии счета через SMS. И ответить на вопрос: что же мешает сделать то же самое органам государственной власти, можно так: отчасти квалификация их сотрудников. Этот препон, если и нельзя полностью убрать, но тем не менее управленчески его можно нивелировать.

Конечно, к получению электронных услуг готово в основном молодое поколение – наиболее прогрессивные и значимые для общества люди. Это те, кто двигает науку, промышленность, образование. Их хотя и меньшинство, но они для государства наиболее важны, потому что являются основной, передовой его частью, наиболее пассионарной и наиболее продуктивной. Это они вырабатывают большую часть ВВП страны, как ни странно. И самое главное – это часть населения, которая будет находиться в активной фазе еще достаточно долго, среди них будущие руководители бизнеса, да и страны. Поэтому важно, чтобы эти граждане смогли эффективно решать свои вопросы с государством, учились сами и учили государство работать результативно. Через 10–20 лет это может дать ощутимый эффект для жизни страны в целом, потому что, как мы понимаем, сейчас качество и эффективность управления предприятием, отраслью, министерством, страной выходят на первый план. Во-первых, для интеграции в мировую экономику, во-вторых, для возможности конкурировать с другими странами. Тот, у кого производительность труда выше, кто умеет принимать правильные решения быстрее, кто умеет реагировать на внешние вызовы – экономические, политические – стремительнее, с меньшим количеством ошибок, задействуя при этом меньше ресурсов, тот и выигрывает в конкурентной борьбе. И экономика, и политика построены на конкурентных правилах. И в этом смысле, конечно же, различные информационные технологии дают возможность эффективнее управлять, быстрее принимать решения, быстрее получать информацию, быстрее реагировать на внешние и внутренние вызовы. Что, без сомнения, ведет к повышению результативности. И если мы сейчас относительно небольшому количеству граждан дадим возможность использовать такой инструмент для решения как бизнес-вопросов, так и вопросов с государством, мы достаточно сильно продвинемся.

CNews: В последнее время представители органов государственной власти все чаще говорят о необходимости построения территориально-распределенных информационных систем с централизованной обработкой данных, внедрения веб-доступа пользователей к удаленным ресурсам, проектов по интеграции различных систем, и даже внедрения ERP-систем. Насколько – не на словах, а на деле – востребованы эти проекты в госсекторе?

Сергей Хрупов: Все перечисленное – классика автоматизации. Это фактически инфраструктура для прикладных систем, так что они на все 100 % востребованы, их пытается в той или иной степени внедрять каждое федеральное ведомство. Понятно, кто-то делает это семимильными шагами, а кто-то – маленькими шажками. В основном это продиктовано не наличием или отсутствием востребованности функционала данных систем, а степенью финансирования того или иного ведомства. Распределение государственного бюджета далеко не всегда акцентировано на автоматизации деятельности ведомств и учреждений. Обосновать затраты на более приземленные и материально осязаемые статьи расходов перед Министерством финансов намного легче, чем на «эфемерную» автоматизацию.

CNews: Какие проекты, реализованные вашей компанией за последние годы в государственном секторе, вы можете назвать наиболее интересными?

Сергей Хрупов: Не так давно мы завершили проект по построению региональных телекоммуникационных узлов и системы управления телекоммуникационной сетью и вычислительной инфраструктурой для Федеральной таможенной службы России. Он реализовывался в рамках программы «Российская Федерация. Проект модернизации информационной системы таможенных органов» и является частью большой программы проведения комплексной модернизации информационной системы таможенных органов РФ. Проект был выполнен за шесть месяцев и охватил 279 объектов ФТС России на территории от Калининграда до Владивостока и от Мурманска до Таганрога. Для нашей компании этот проект знаковый с точки зрения организации работ и управления большим количеством ресурсов при достижении высокого качества исполнения в очень сжатые сроки.

Отмечу два проекта, выполненных INLINE Technologies в интересах правительства Московской области. Первый – проект по организации регионального центра информационного взаимодействия (РЦИВ). Решение РЦИВ позволяет обеспечить взаимодействие всех областных министерств и областных подразделений федеральных ведомств с использованием единых информационных сервисов, организуя и структурируя большие информационные потоки. Решение построено на основе технологий виртуализации вычислительных ресурсов и ресурсов хранения данных, а также сертифицированных средств защиты информации, обеспечивающих контур безопасности. Второй – проект по созданию портала предоставления государственных услуг.

Назову еще проект по модернизации системы ведомственной электронной почты и файлового сервиса в Федеральной службе РФ по контролю за оборотом наркотиков. Его целью явилась замена серверного оборудования, на котором размещались важные для ведомства информационные сервисы, поскольку оно не полностью удовлетворяло требованиям по высокой доступности данных сервисов. Наши технические специалисты предложили решение базе технологии виртуализации вычислительных ресурсов, основу которого составили продукты компании VMware.

Из несколько ранних выделю проект двухлетней давности – проведение научно-исследовательской работы в области аппаратно ориентированного мониторинга систем на базе платформы Sun Solaris, включая внедрение опытного образца, для Министерства экономического развития РФ. По завершении проекта министерство отметило, что возможности данной системы повышают надежность его информационных сервисов и являются качественным инструментарием для повседневной деятельности ИТ-специалистов.

CNews: Развитие ИТ-инфраструктуры крупных государственных федеральных ведомств, имеющих множество региональных подразделений, предъявляет все более высокие требования к качеству ее обслуживания. Наиболее логичным решением этой проблемы представляется передача технической поддержки на аутсорсинг. Можно ли говорить о том, что в этом процессе в последние годы наметились положительные сдвиги? Участвуете ли вы в такого рода проектах и на каких условиях?

Сергей Хрупов: Несомненно, за последние годы в этом процессе наметились положительные сдвиги. Пять–семь лет назад превалирующую часть ИТ-бюджетов государственных ведомств составляли расходы на капитальные вложения, т.е. на приобретение материальных средств, и «потребление» техники приветствовалось. При этом денег на услуги, неважно какие: по техническому обслуживанию или по инсталляции и настройке, – в сравнении со средствами на приобретение техники выделялось очень мало.

Сегодня государственные ведомства отчасти, наверное, из-за того, что они получили опыт автоматизации, поняли: мало купить оборудование для передачи данных, для того, чтобы оно заработало, необходимо приложить какие-то усилия, и практически нельзя обойтись без технического обслуживания тех или иных комплексов. Отсюда тенденция к увеличению востребованности услуг. Это относится прежде всего к услугам по техническому обслуживанию.

За последние годы появились примеры аусорсинга в государственных органах. Опять же это связано с тем, что ведомства построили себе какие-то комплексы, достаточно большие и сложные, приобрели какие-то средства для автоматизации своей деятельности. И как выясняется, обслуживать их, эксплуатировать, поддерживать в работоспособном состоянии не так уж и просто. И ведомства вынуждены это осознавать и часть таких функций передавать на аутсорсинг. Правда, пока это частные случаи, но тенденция намечена. Немаловажную роль в здесь играет Общероссийский государственный информационный центр (ОГИЦ), который пропагандирует, так скажем, идею некоторого аутсорсинга в госорганах. И например, ряд федеральных ведомств, насколько я знаю, использует ОГИЦ в качестве аутсорсера для размещения услуги приложений. Все это пока находится в основном в пределах государства. Есть примеры передачи услуг на аутсорсинг коммерческим компаниям, но их еще очень немного.

Понятно, что сейчас уже ряд госорганов задумывается над тем, чтобы иметь у себя не просто, так скажем, оператора связи для передачи данных и пользоваться его услугами, интегратора в качестве строителя какой-то системы, но и сервис-провайдера в смысле поставщика некоторых регулярных услуг, например по мониторингу и техническому обслуживанию ИТ-инфраструктуры, всей или какого-то вычислительного комплекса. Такие прецеденты уже есть. Мы бы несколько легче к этому перешли, если бы остались при трехлетних бюджетах. Но кризис помешал. «Аутсорсинговая тема» все-таки хорошо развивается на долгосрочных контрактах. Мы же имеем дело с Федеральным законом № 94-ФЗ, в рамках которого все конкурсы разыгрываются сроком до конца текущего года. А эффект от аутсорсинга проявляется лишь при многолетнем использовании. И очень сложно каждый год «переигрывать» одно и то же. Понятно, что компании-аутсорсеру на первоначальном этапе надо сделать некоторые инвестиции для обеспечения качества услуг заказчику, а в последующие годы на этом заработать. Когда гарантированный контракт ограничен одним годом, это, безусловно, сильно сдерживает «аутсорсинговую тему». Это с одной стороны, а с другой – потребность такая есть. И государственному ведомству необходимо передавать специалистам и профессионалам выполнение определенных задач, потому что само оно просто не в состоянии с этим справиться.

INLINE Technologies реализовывала подобные проекты. Например, техническое обслуживание сети ряда отделений Пенсионного фонда РФ. Пусть оно пока небольшое по функционалу, но не потому, что мы не можем обеспечить больше, а потому, что заказчик пока не может отдать больше. А не может он по банальной причине: трудоемкость обоснования необходимости данных услуг огромна. Обосновать закупку материальных средств легко, поскольку понятно, сколько, скажем, стоит телефон, коммунатор, маршрутизатор, сервер. А вот обосновать стоимость услуги, например мониторинг и управление сетью, гораздо сложнее. И государственный заказчик не научился еще этому.

CNews: Финансовый кризис внес коррективы в ИТ-бюджеты всех организаций, в том числе и государственных ведомств. В такой ситуации заказчики ориентируются в основном на поддержание уж имеющихся информационных ресурсов и откладывают «до лучших времен» проекты, связанные с модернизацией существующих и внедрением новых технологий. Насколько значимым для российской ИТ-отрасли и для вашей компании в частности является объем государственного заказа в области ИКТ?

Сергей Хрупов: Как известно, бюджеты на создание, развитие и поддержание ИТ в государственных организациях были сокращены примерно на 30%. Это достаточно серьезные изменения для рынка, и для нашей компании в частности. Сорок процентов бизнеса INLINE Technologies составляют проекты для государственного сектора. С другой стороны, ИТ-бюджеты во внегосударственном секторе сократились больше, чем в государственном. Надо сказать, что в ИТ-бюджетах госорганов на 2009 г. заложены средства на развитие, т.е. на создание новых проектов, внедрение новых систем, а не только на поддержание существующего. Подавляющее же число заказчиков из коммерческого сектора сократило бюджеты на развитие вообще и оставило только средства на поддержание работоспособности инфокоммуникационной системы.

В этом смысле ситуация в госсекторе несколько лучше, чем на рынке в целом. Но конечно же, определенные сокращения есть. Кроме того, здесь нельзя не упомянуть, что в связи с сокращением ИТ-бюджетов увеличилась конкуренция. Все стало гораздо сложнее. Плюс модификации Федерального закона № 94-ФЗ привели к тому, что, на мой взгляд, госорганы приближаются к состоянию парализованного больного при выборе лечащего врача.

Конкурсы стали проходить дольше, с большим количеством жалоб, обращений в антимонопольные органы и т.д. Все это не может не отразиться на компаниях, которые работают с государственным заказчиком, в том числе и на нашей. Поэтому, конечно, некоторое замедление темпов роста будет происходить. До кризиса мы рассчитывали на 50–60%-ный рост, а в 2009 г. рассчитываем на рост гораздо более скромный – 5–10 %, и по госсектору тоже.

CNews: В чем состоит специфика работы компаний с государственным сектором? Какие рекомендации по реализации проектов в государственном секторе вы могли бы дать? Что необходимо в первую очередь для успешного внедрения масштабных ИТ-проектов?

Сергей Хрупов: Специфика работы с государственным сектором состоит, во-первых, в том, что все конкурсы гораздо более формализованы, требуют достаточно серьезных усилий по подготовке документации, наличия большого количества лицензий, высококвалифицированных технических экспертов и инженеров. Довольно часто приходится работать с конфиденциальной или даже секретной информацией. Для этого, соответственно, надо иметь необходимые инструменты, такие, как 1-й отдел, лицензии ФСБ, ФСТЭК.

Во-вторых, как я уже говорил, технические специалисты государственных ведомств менее подготовлены по сравнению с ИТ-специалистами коммерческих структур. Соответственно, больше времени и сил приходится тратить на предпродажную деятельность, подготавливая и каким-то образом просвещая заказчика. Другими словами, гораздо больше времени необходимо на выяснение потребностей заказчика с тем, чтобы наилучшим способом их удовлетворить.

В-третьих, и об этом тоже уже шла речь, по большинству проектов для государственного сектора сложнее, в сравнении с коммерческими организациями, обосновывать необходимость использования того или иного решения и услуги, оценить экономический эффект от их внедрения.

Скажем, в реальном бизнесе достаточно часто можно рассчитать выгоду от внедрения того или иного ИТ-инструмента через понимание того, насколько увеличилась производительность, уменьшились затраты на реализацию конкретной задачи в виде сокращения персонала, повышения скорости принятия решений. У государственных ведомств нет своего бизнеса, поэтому внедрение ИТ-решения они не рассматривают как возможность увеличить прибыль, получить дополнительный бизнес.

Есть еще и специфика с точки зрения реализации и управления проектами. Дело в том, что, как правило, в госорганах предъявляются особые требования и к сопроводительной документации, и к стадиям прохождения проекта. При работе с коммерческим заказчиком часто какие-то положения ГОСТа, например, можно опустить, с госорганом это исключено. В государственном заказчике приходится больше и тщательнее работать над документированием проекта, над его управлением. При этом при взаимодействии с органами государственной власти официальная переписка обязана быть «бумажной», тогда как большая часть коммерческих заказчиков при работе над проектом в качестве официальных принимают электронные письма. Основная часть коммерческих заказчиков для согласования, например, календарного плана-графика исполнения проекта использует различные средства автоматизации, такие, как Microsoft Project, и достаточно точно его соблюдает. Специфика госорганов в том, что эти инструменты, как правило, не применимы. Мало того, известна довольно серьезная необязательность исполнения заказчиком своей части проекта, например какие-то исходные данные предоставляются с задержкой, помещения для размещения оборудования не подготавливаются в срок.

Еще одно: при планировании и выполнении проектов в госсекторе мы по-прежнему «привязаны» к календарному году. При этом подготовительная стадия и разыгрывание конкурса длятся долго, поэтому, как правило, реализация государственных проектов приходится на 2-ю половину календарного года. Таким образом, работу, на которую планировали год, приходится выполнять за шесть месяцев.

Рекомендации по реализации проектов в государственном секторе сложно давать, потому что работа с государственным заказчиком – это профессия компании, предполагающая специфику организационной структуры, специфику в подборе специалистов и многое другое.

На вопрос о том, что необходимо в первую очередь для успешного внедрения масштабных ИТ-проектов, отвечу так – иметь хорошо подготовленный проектный офис, потому что большая часть сложностей при реализации таких проектов связана с качеством и эффективностью управления. И здесь требуются подготовленные специалисты – проектные менеджеры, понимающие специфику работы с тем или иным предприятием, с тем или иным ведомством. Для любого масштабного проекта, в котором довольно большое количество рисков, большое количество звеньев, какое-то количество субподрядчиков в кооперации, задействовано много специалистов как со стороны заказчика, так и со стороны исполнителя, требуется грамотное управление. При этом оно более важно, чем техническая экспертиза специалистов. Но в этом работа в госсекторе мало чем отличается от работы в реальном секторе.

CNews: Создание информационных систем государственного уровня и переход на электронный документооборот между министерствами и ведомствами приводит к лавинообразному росту данных в госсекторе. Как вы оцениваете сегодняшнее состояние рынка систем хранения и обработки данных, в том числе создания инфраструктуры ЦОД в России? Каковы, на ваш взгляд, перспективы его развития на ближайшие годы?

Сергей Хрупов: Безусловно, сейчас мы наблюдаем серьезный рост в области систем хранения и обработки данных. Именно поэтому в нашей компании это технологическое направление развивается заметно быстрее в сравнении с другими, такими, как инженерные системы, сети передачи данных, системы телефонии. К настоящему времени довольно большое количество ведомств уже построило сети передачи данных, наладило сбор данных, начало эксплуатировать различные ИТ-сервисы. Все это предъявляет повышенные требованиями к системах хранения и обработки данных.

И вот о чем здесь следует сказать. Ни для кого не секрет, что для систем хранения и обработки данных необходимы серьезные электроэнергетические мощности, а помещения, в которых ЦОДы размещаются, должны соответствовать жестким требованиям по охлаждению, чистоте и др. И это является некоторым сдерживающим фактором скорости внедрения таких проектов. На деле государственный заказчик во многом не подготовлен к тому, чтобы размещать вычислительные средства на своей площадке, в частности, хотя бы из-за невозможности проложить в своем здании необходимую энергетику. И здесь, наверное, роль аутсорсинговых центров хранения и обработки данных повышается. К этому ведет, собственно говоря, и федеральная целевая программа «Электронная Россия», в рамках которой создан ОГИЦ для размещения в нем сервисов других ведомств. К этому готовы и ИТ-компании. Так, например, компания DataLine, так же, как и INLINE Technologies входящая в холдинг ITG (INLINE Technologies Group), предлагает заказчикам услуги собственного дата-центра. Мы будем рады видеть в нем и государственных заказчиков, поскольку знаем, что спрос на эти услуги у них есть. Ведь эксплуатировать и обслуживать подобный комплекс готов далеко не каждый государственный орган. И наверное, это приведет либо к тому, что ведомства начнут создавать собственные вычислительные центры (как это было в СССР) – не как структурную единицу, а в виде здания, оснащенного нужным электропитанием, кондиционированием и укомплектованного штатом, который умеет это обслуживать, – либо к тому, что ведомства будут использовать внешние, аутсорсинговые силы. Скорее всего, будет происходить и так, и так, в зависимости от степени продвинутости и понимания конкретного ведомства и его финансовых возможностей по бюджетированию собственной стройки. Естественно, что с точки зрения экономической эффективности выгоднее использовать аутсорсинговые дата-центры. Другое дело, что заказчику необходимо сформулировать требования к такому дата-центру, а аутсорсеру – эти требования выполнять.


Наверх
Вопрос эксперту
Олег Сухов
Видеонаблюдение, биометрия, системы контроля доступа
Аркадий Агапкин
Системы хранения данных, виртуализация, вычислительные системы
Борис Малахов
ИАС, управление корпоративными данными и НСИ, порталы
Тигран Матинян
ITSM-консалтинг, бизнес-мониторинг
Рустам Хайбуллов
Информационная безопасность
Алексей Киреев
Обслуживание систем и аутсорсинг
Виктор Лукоянов
Системы инженерной инфраструктуры
Александр Зайцев
Корпоративные сети передачи данных, центры обработки данных, технологические сети
  
|  Карта сайта
1-й Волоколамский пр-д, 10, стр. 1, 123060, Москва   Телефон/факс: +7 (495) 721-35-05   эл. почта: info@in-line.ru   Схема проезда
    © 2010-2017  ООО «Инлайн технолоджис»